Методика РКИ для всех - Блог Юлии Мареевой (marjulia) wrote,
Методика РКИ для всех - Блог Юлии Мареевой
marjulia

Category:

Эта загадочная языковая картина мира

Американский лингвист и этнолог Эдвард Сепир (1884 – 1939) писал: “... В значительной степени человек находится во власти конкретного языка, являющегося средством выражения в данном обществе. ... Факты свидетельствуют о том, что “реальный мир” в значительной мере бессознательно строится на языковых нормах данного общества. Не существует двух языков настолько тождественных, чтобы их можно было считать выразителями одной и той же социальной действительности. Миры, в которых живут различные общества, - отдельные миры, а не один мир, использующий разные языки”. Гипотеза лингвистической относительности утверждает, что язык определяет мышление (а не наоборот) и способ познания мира.
Картина мира находит своё выражение в иностранном языке как неотъемлемом компоненте культуры, её аккумуляторе, носителе и выразителе, в котором содержатся знания о системе языка, его функциях, этикете, фоновые знания, сведения о невербальных средствах общения, истории и развития языка, его роли в мире, взаимоотношении с другими языками.
С.Г. Тер-Минасова, автор книги “Язык и межкультурная коммуникация” пишет:
1. Язык – зеркало культуры, в нем отражается не только реальный мир, окружающий человек, не только реальные условия его жизни, но и общественное самосознание народа, его менталитет, национальный характер, образ жизни, традиции, обычаи, мораль, система ценностей, мироощущение, видение мира.
2. Язык хранит культурные ценности – в лексике, в грамматике, в идиоматике, в пословицах, поговорках, в фольклоре, в художественной и научной литературе, в формах письменной и устной речи.
3. Язык – передатчик культуры, он передает сокровища национальной культуры, хранящейся в нем, из поколения в поколение. Овладевая родным языком, дети усваивают вместе с ним и обобщенный культурный опыт предшествующих поколений.
4. Язык – орудие, инструмент культуры. Он формирует личность человека, носителя языка, через навязанные ему языком и заложенные в языке видение мира, менталитет, отношение к людям и т.п., то есть через культуру народа, пользующегося данным языком как средством общения.
Таким образом, слово – это носитель национально-культурной информации. Слова передают информацию о стране изучаемого языка и об особенностях его носителей.




В языковой картине мира отражаются представления народа, этноса о времени и пространстве, о человеке и природе. Например, факты русского языка демонстрируют восходящую к мифологическим представлениям циклическую модель времени, а именно представление о прошлом как “то, что впереди” (пространственный предлог “перед” во временном значении означает “до, раньше” – перед обедом). Такое же значение приставки сохраняется в словах “предыдущий, предшествующий”; предшественник – тот, кто идёт впереди. В языке зафиксировано представление о геоцентрической модели мира (солнце заходит, солнце восходит), о том, что земля плоская и имеет край (на краю земли) (Т.Б. Радбиль “Основы изучения языкового менталитета”). В китайском языке время ассоциируется с тропинкой в прошлое: те, которые идут впереди, уходят в прошлое. Наблюдатель или говорящий как бы повернут лицом в прошлое (Тань Аошуан “Китайская картина мира. Язык, культура, ментальность”).



Наука этнопсихолингвистика помимо всего прочего изучает так называемые лакуны. Лакуны – это зоны недостаточности в одной культуре и избыточности в другой. В малагасийском языке около 15 обозначений для зелёного цвета (в том числе “цвет зеленых листьев после дождя”, “цвет зелёных листьев на рассвете” – такая детализация помогает лучше ориентироваться при объяснении дороги в джунглях). В эскимосском языке разные слова для снега, лежащего на земле; снега, падающего с неба; снега подтаявшего и т.д.
Среди основных цветов спектра в русском языке присутствуют синий и голубой, а, например, в английском им соответствует только один основной цвет blue.

В Бразилии живёт небольшой индейский народ пираха. Их всего около 300 человек. Пираха практически не говорят на португальском, государственном языке Бразилии, и сохраняют свой образ жизни — охотников и собирателей. Самое же главное, что дети пираха говорят на своем родном языке, и это позволяет утверждать его полноценность. В языке пираха нет многих вещей, которые есть во всех известных языках: терминов родства, цветообозначений, сложных предложений и числительных. Вот, например, числительные. В языке пираха есть всего два слова, которые можно перевести как «много» и «мало».

Англичане там, где мы «видим» целую руку, различают hand (кисть) и arm (рука от кисти до плеча); там, где мы «видим» ногу, англичане видят foot и leg.
Подробнее: в статье «Слово есть, ума не надо» в журнале «Вокруг света» http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/7455/

В русском языке есть пурга, метель, буран, снежная вьюга, позёмка - всё это связано со снегом, зимой. В английском языке это разнообразие выражается словом snowstorm, которого вполне достаточно для описания различных погодных условий в зимнее время.


Если взять русский концепт души, то можно обнаружить его непохожесть на соответствующий концепт, представленный в англоязычном мире. Для русских душа является вместилищем основных, если не всех, событий эмоциональной жизни и вообще – всего внутреннего мира человека: чувства, эмоции, мысли, желания, знания, мыслительные и речевые. Душа – это и есть личность. И если в русском мире душа обычно вступает в сознании в оппозицию с телом, то в англосаксонском мире тело обычно контрастирует с сознанием (mind), а не с душой. Такое миропонимание проявляется в том числе при переводе ряда русских слов на английский язык: в частности, русское душевнобольной переводится как mentally ill.
http://www.portal-slovo.ru/philology/43646.php

Интересные примеры несовпадений в языковых картинах мира приводят А. Зализняк, И. Левонтина и А. Шмелев в статье "Ключевые идеи русской языковой картины мира". Например, для носителей русского языка кажется очевидным, что интеллекутальная жизнь связана с головой, а эмоциональная – с сердцем (светлая голова, доброе сердце), а для носителей некоторых африканских языков вся психическая жизнь может концентрироваться в печени (умная печень, добрая печень) (по В.Е. Болдыреву «Введение в теорию межкультурной коммуникации»).

Русские, говоря о храбром человеке, скорее всего сравнят его со львом, а вот в понимании китайцев храбрость «хранится» в желчном пузыре, и поэтому если ее много, то человек храбрый — даньда, а если трусливый (в русском как заяц), то в китайском — даньсяо. Да – большой, сяо – маленький.

Если речь заходит про характер или нрав человека, то русские обычно будут использовать прилагательные: покладистый, крутой, сильный, спокойный и т.д., а китайцы в данном случае будут говорить об «энергии селезенки» - пици: пици бухао - плохое поведение селезенки, пици хао - хорошее поведение селезенки, - что в свою очередь не имеет отношения к диагностике заболеваний самой селезенки как таковой, для этого есть доктор, у него свои термины.
В русском языке идиома "сидеть в печенке" вызывает представление о чем-то надоевшем, как бы травмирующем человека.


Отношения между лицами разных поколений и полов в Турции определены местным этикетом. Так к старшей сестре или старшей по возрасту девушке нужно обращаться: Abla, к брату: Ağabey. В русском языке такое обращение отсутствует (просто "брат" или "сестра").

В японском языке очень много особых звукоподражательных и так называемых образоподражательных слов (в последних словах звуки речи не подражают звукам природы, а передают впечатление, эмоциональное представление о чем-то), многие из них образованы повтором корня (редупликацией). Примеры слов первого типа: goso-goso 'шелест, шуршание, производимые твердыми, но легкими предметами при соприкосновении', примеры слов второго типа – pika-pika 'ощущение от сверкания молнии или блеска предмета', fusa-fusa 'ощущение от пушистой шерсти', bari-bari 'ощущение энергичной работы'. Такие слова говорят о особой эмоциональности японцев в восприятии мира.
В Японии, стране, хорошо известной своей трудоспособностью и преданностью работников своему месту работы, существуют такие термины как «кароши» — смерть от чрезмерных усилий на рабочем месте или «каро-суру», что значит работать чрезмерно, уставать от огромного количества работы.
В русском языке для обозначения ближайших родственников одного с говорящим поколения используются два разных слова в зависимости от пола родственника — брат и сестра. В японском языке этот фрагмент системы терминов родства предполагает более дробное членение: обязательным является указание на относительный возраст родственника; иначе говоря, вместо двух слов со значением брат и сестра используется четыре: ani — «старший брат», апе — «старшая сестра», otooto — «младший брат», imooto — «младшая сестра». Кроме того, в японском языке имеется также слово с собирательным значением kyoodai — «брат или сестра», «братья и/или сестры».

В Италии, в регионе Кампания, глагол «работать» уже сам по себе ассоциируется с усталостью, (на неаполитанский манер он произносится с растягиванием гласных «fatica-a-re», от ит. «fatica» — усталость).
В повседневной итальянской жизни можно часто услышать такие слова как «bello» (красиво), «buono» (хорошо), «meraviglioso» (прекрасно). Может ли частое употребление подобных слов влиять на склонность итальянского народа к красоте? Ведь неоспорим тот факт, что итальянцы создали шедевры живописи, архитектуры, того, что сегодня являться наследием всего человечества https://yuliaprokhorenyaru.wordpress.com/

Различия в восприятии мира проявляются в языке не только на уровне лексики, но и грамматики (время глагола), словообразования (изобилие в русском языке уменьшительно-ласкательных суффиксов), фразеологическом фонде, морфологии, грамматике. Наименования некоторых предметов и явлений не всегда имеют точное соответствие в других языках. Например: русское «берег» реки, моря, озера и английское bank – берег реки, но shore – берег моря или большого озера. В русском языке, по вполне очевидным причинам, есть и пурга, и метель, и буран, и снежная буря, и вьюга, и поземка, и все это связано со снегом и зимой, а в английском это разнообразие выражается словом snowstorm.

Приветствия носителей разных лингвокультур также содержат в себе информацию об уже сложившемся и передающемся через язык миросозерцании.
Многие представители славянских языков, в том числе и русского, фактически желают собеседнику здоровья (Здравствуйте! по-русски, Здравстуйте или здорові (здоровенькі) були по-украински, Здравейте! по-болгарски, Здраво! по-македонски и т.п.).
Говорящие по-английски приветствуют друг друга фразой How are you? В современном американском английском очень распространено How are you doing? на самом деле спрашивают Как ты делаешь?; французы, говоря Comment ça va?, интересуются тем, как это идёт; немецкое приветствие Wie geht es? означает Как идётся?; итальянцы же, здороваясь фразой Come sta?, выясняют, как стоишь.
Еврейское приветствие Shalom – это буквальное пожелание мира. Собственно мира всем желают и представители многих мусульманских народов, говоря друг другу Salaam alei-kun! (арабск.) или Salaam aleihum (азерб.) и др. Древние греки же, приветствуя друг друга, желали радости: именно так буквально переводится древнегреческое χαῖρε.
Один распространенных вариантов приветствия в Китае звучит как «Ni chi fan le mei you?», что буквально означает вопрос о том, пообедали ли Вы уже, и происходит от важности приема пищи в китайской культуре.

«Доброй ночи» в литовском laba naktis - что-то вроде «лучшей ночи», «хорошей ночи»; в грузинском - Rame msvidobisa (мирной ночи). Как в русском - спокойной ночи: ночь должна быть мирной, спокойной. Грузинское языковое сознание все отрезки суток и пожелания основывает на значении «мир»: дила мшвидобиса, сагамо мшвидобиса, либо-победе. «Здравствуйте» в грузинском от слова «победа»: гамарджоба - гамарджвеба.




Так, например, разные языки могут различаться по тому, где они проводят границу между частями суток. Для носителей английского или французского языков утро - это часть суток от полуночи до полудня, а для носителей русского языка после полуночи продолжается ночь, поэтому мы говорим час ночи, а не *час утра. Более того, для русского человека сутки делятся на части не в зависимости от положения стрелок часов, а в зависимости от деятельности, которой они наполнены. День в этом случае воспринимается как период, «заполненный деятельностью; утро начинает дневную деятельность, а вечер заканчивает. Также деятельность человека во время, до и после наступления этого времени суток учитывается при выборе слов из целого списка обозначений утра: утром, поутру, с утра, под утро, к утру, утречком, с утречка, с утреца и т.д.
http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/YAZIKOVAYA_KARTINA_MIRA.html?page=0,4

В русской культуре особое отношение к Солнцу. Так, например, любимого человека мы называем «солнышко», а цветок мы назвали «подсолнух» (ведь он растет под светом солнца и поворачивает головку вслед за ним). В турецком же языке наблюдается особое отношение к Луне/месяцу – «ay». Подсолнух турки называют «ayçiçeği» (дословно «лунный цветок»), «доброе утро» звучит как «günaydın» (дословно «месяц при свете дня»). В месяц рамадан мусульманам разрешается употреблять пищу только в ночные часы, когда на небе появляется луна.
Или сравнения в сказках "1001 ночи: "... И вдруг подошли женщины, подобные лунам ..."; "увлечён любовью к луне подобной я ныне стал"; "она родила дитя мужского пола, подобное луне в ночь полнолуния".




В русских представлениях существует эталон размера по вертикали (высокий, как жердь; высокий, как верста коломенская), но слабо сформирован эталон длины по горизонтали (ср. в арабск. длинный, как река; длинный, как змея). http://cyberleninka.ru/article/n/etnolingvisticheskaya-obuslovlennost-yazykovoy-kartiny-mira

Сравнение русских слов счастлив, счастье и английских happy, happiness показывает, что расхождения между ними столь существенны, что вообще вызывает сомнение их эквивалентность. Согласно А.Вежбицкой, слово happy является «повседневным словом» в английском языке, а happiness обозначает «эмоцию, которая ассоциируется с „настоящей“ улыбкой».
Русское счастье ни в коей мере не является «повседневным словом»: оно принадлежит к «высокому» регистру и несет в себе очень сильный эмоциональный заряд.
Ни в каком смысле счастье не относится в русском языке к числу «базовых эмоций» (счастье вообще не относится в русском языке к категории чувств). В отличие от английского happy, констатирующего, что состояние человека соответствует некоторой норме эмоционального благополучия, русское слово счастлив описывает состояние, безусловно отклоняющееся от нормы. Счастье относится к сфере идеального и в реальности недостижимого (ср. пушкинское На свете счастья нет...); находится где-то рядом со «смыслом жизни» и другими фундаментальными и непостижимыми категориями бытия.




http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/YAZIKOVAYA_KARTINA_MIRA.html?page=0,4

Благодарю за интересные примеры участников курса методики преподавания РКИ!



Tags: crosscultural_communication, лингвострановедение, межкультурная коммуникация
Subscribe

Posts from This Journal “межкультурная коммуникация” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments